Hacked by suliman_hacker

Hacked by suliman_hacker

Предъявлен иск о возмещении вреда. Как доказать что он завышен?by Оксана Смык

  • аврия

Общеизвестно, что причинённый чьему-либо имуществу вред должен быть возмещён в полном объёме. Однако в судебных спорах о возмещении вреда нередко бывает ситуация, когда потерпевший пытается различными хитрыми способами завысить его размер, чтобы не только компенсировать свои потери, но ещё и заработать на виновном. Дело, о котором я расскажу, как раз и интересно тем как противодействовать таким махинациям и как не дать потерпевшему взыскать с виновного больше, чем по закону положено.

***

Случилось ДТП (столкновение машин), в котором был виноват мой доверитель. Потерпевший заказал экспертизу, которая сделала следующие выводы: ремонт автомобиля не целесообразен, так как стоимость ремонта (2 318 971 руб.) значительно выше стоимости автомобиля (586 153 руб.), остаточная стоимость автомобиля 15 480 руб. (ущерб автомобилю 570 673 руб.), плюс 6 000 руб. экспертиза, плюс 10 300 руб. услуги эвакуатора, плюс хранение автомобиля на охраняемой стоянке в Новороссийске 32 800 руб., итого: 619 773 руб., минус страховое возмещение 400 000 руб., итого 219 773 руб. Именно эту сумму потерпевший указал в иске, который предъявил к виновному в ДТП – моему доверителю.

Мне было понятно, что верить заказанной истцом экспертизе нельзя, поэтому в первом же заседании я просила суд об экспертизе для определения стоимости ремонта, стоимости автомобиля до аварии и годных остатков. Суд моё ходатайство удовлетворил и назначил экспертизу.

Эксперт в заключении сделал следующие выводы: стоимость восстановительного ремонта автомобиля составляет 1 297 693,85 руб., рыночная стоимость автомобиля в доаварийном состоянии — 489 000 руб., стоимость годных остатков 46 501,46 руб. Эти цифры в невыгодную для истца сторону отличались от выводов заказанной им экспертизы, что вызвало заметное недовольство его представителя. Мне в свою очередь показалась крайне подозрительной квитанция об оплате услуг по парковке автомобиля. По этим причинам развернувшаяся в последующих заседаниях полемика сосредоточилась вокруг трёх сумм: стоимости годных остатков, расходов на хранение автомобиля на платной стоянке и стоимости автомобиля в доаварийном состоянии.

***

Стоимость годных остатков должны быть вычтена из суммы ущерба, поэтому истец был заинтересован её максимально снизить. Определённая экспертом стоимость остатков его не устраивала и поэтому после экспертизы представитель истца подал в дело договор, по которому он продал годные остатки (по сути, металлолом) одной из жительниц Новороссийска за 17 000 руб. Договор был явной подделкой. Он представлял собой распечатанную форму договора купли-продажи, пустые графы в котором были заполнены от руки одним почерком. Кроме того, до экспертизы истец о наличии договора нигде, в том числе в иске, не упоминал, автомобиль в ГИБДД снят с учёта не был, что было бы ожидаемо, если продажа действительно состоялась, ведь пока автомобиль числиться за истцом он был обязан платить транспортный налог примерно 12 000 руб. Эти доводы были изложены мной в заседании, однако я не заметила, что бы они произвели на суд какое-либо впечатление.

***

В обоснование расходов на автостоянку истец представил квитанцию-договор от 28.10.2016 г., выданную ИП Шайдабековым И. М. В квитанции говорилось, что с 4.12.2015 г. по 28.10.2016 г. автомобиль находился на автостоянке по адресу: г. Новороссийск,
п. Цемдолина, ул. Ленина, 212. По своему внешнему виду квитанция у меня подозрений не вызвала, но по профессиональной адвокатской привычке я решила её на всякий случай проверить. Выписка из ЕГРИП по Шайдабекову давала основание квитанции доверять, так как в выписке одним из дополнительных видов его деятельности была указана организация автостоянок транспортных средств. Однако мменя смутило одно обстоятельство. В период стоянки, указанный в квитанции, автомобиль дважды осматривался экспертами: сначала тем, у которого истец заказал экспертное заключение, затем экспертом страховой компании и каждый из них указал иной адрес осмотра автомобиля: первый указал г. Новороссийск, п. Гайдук, ул. Промышленная, 5, второй — г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Промышленная, 1.

Я направила адвокатский запрос в Администрацию Приморского района Новороссийска с вопросом располагалась ли в период с 4.12.2015 по 28.10.2016 г. автостоянка по адресу, указанному в квитанции? Мне быстро пришёл ответ, что по данному адресу автостоянка не располагалась. Следовательно, квитанция была подделкой.

Мои сомнения в подлинности квитанции я изложила суду в ближайшем заседании. Услышав мои доводы представитель истца заявил, что адреса г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212, и г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Промышленная, 1, являются одинаковыми адресами.

Для того, чтобы проверить этот довод я, сразу после заседания, направила адвокатский запрос в администрацию Новороссийска. Оттуда пришёл ответ: по адресу: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212, расположен земельный участок с кадастровым номером: 23:47:0108002:3, предназначенный под индивидуальное жилищное строительство; по адресу: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Промышленная, 1 зарегистрировано несколько земельных участков с разным назначением: для производственной базы, под магазин продовольственных и непродовольственных товаров; под размещение административно-складских помещений; адреса: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212, и г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Промышленная, 1, не являются идентичными. Этот ответ опровергал довод истца о тождественности адресов.

В следующем заседании я показала этот ответ суду. Представитель истца сразу заявил, что на самом деле автомобиль находился на автостоянке по уже третьему по счёту адресу г. Новороссийск, пос. Гайдук, ул. Промышленная, 5. Истец показал суду копию паспорта Шайдабекова о его регистрации по адресу: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212, а также письменное объяснение за подписью и печатью Шайдабекова о том, что автомобиль находился на охраняемой платной автостоянке по адресу: г. Новороссийск, пос. Гайдук, ул. Промышленная, 5.

Я обратила внимание суда на то, что у истца нет договора аренды земельного участка, дающего право Шайдабекову использовать участок по этому адресу для организации автостоянки, представила в дело ответ Администрации Приморского внутригородского района г. Новороссийска от 24.01.2017 г., согласно которому по адресу: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212, автостоянка не располагается, а расположены лишь магазины: «Технониколь» и «Сангаз», причём для подготовки ответа специалисты Администрации выезжали на место и делали фотографии. Я так же подала в дело скриншоты Яндекс-карт улицы по адресу: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212, из которых видно, что автостоянки по этому адресу нет и выписку из ЕГРП по состоянию на 17.01.2017 г. на жилой дом по адресу: г. Новороссийск, с. Цемдолина, ул. Ленина, 212.

Увы, как потом выяснилось, и эти доводы не произвели впечатления на суд.

Я направила уже третий адвокатский запрос в администрацию Гайдукского сельского округа Новороссийска на предмет того, какие организации расположены по адресу г. Новороссийск, п. Гайдук, ул. Промышленная, 5. Мне пришёл  ответ, в котором было сказано, что по адресу: г. Новороссийск, п. Гайдук, ул. Промышленная, 5, находятся две организации: ООО «Югстройторг» и ООО «Камазтранс». Территория данных организаций находится под охраной. Сведениями о наличии охраняемой платной автостоянке администрация сельского округа не располагает.

Кроме этого,чтобы выяснить у кого и какие есть права на земельный участок по адресу: г. Новороссийск, п. Гайдук, ул. Промышленная, 5, я заказала в Росреесте выписку из ЕГРН. Однако выяснилось, что к дате следующего заседания она готова не будет. Поэтому в день заседания я через канцелярию суда подала ходатайство об отложении судебного заседания до получения выписки, однако суд мне в этом отказал (было видно, что вся эта чехарда с адресами по мнению суда внимания не заслуживает) и рассмотрел дело по существу.

***

Наконец, что касается стоимости автомобиля в доаварийном состоянии. Истец заявил о том, что определённая экспертом стоимость автомобиля в доаварийном состоянии ошибочна. В суд был вызван эксперт, истец эмоционально задал много вопросов, у суда вопросов к эксперту не было. Я ждала, что вслед за допросом эксперта последует ходатайство о повторной экспертизе, однако его не последовало, истец ограничился лишь устным доводом.

***

Решением суда иск был удовлетворён в полном объёме. Часть моих доводов суд отклонил без какой-либо внятной мотивировки, другую часть просто проигнорировал. Например, отношении квитанции об оплате парковки суд в решении возразил  так: «… В судебное заседание не представлено доказательств подложности либо подделки указанной квитанции по оплате стоянки в связи с чем суд считает данные расходы подлежащими взысканию с ответчика».

По просьбе клиента я подготовила апелляционную жалобу. В ней я повторила все доводы против квитанции. К апелляционной жалобе я приложила полученную мной уже после вынесения решения суда выписку из ЕГРП в отношении участка по адресу г. Новороссийск, п. Гайдук, ул. Промышленная, 5, из которой следовало, что вид разрешённого использования указанного земельного участка «под производственную базу», собственником участка является Афанасьев В. А. Из выписки было видно, что Шайдабеков не имеет прав участок, а назначение участка не позволяет использовать его под автостоянку.

В отношении стоимости автомобиля до аварии я согласилась с выводом суда о том, что стоимость восстановительного ремонта превышает рыночную стоимость автомобиля и восстановление автомобиля экономически нецелесообразно и стоимость ущерба равна рыночной стоимости автомобиля до аварии за минусом стоимости остатков автомобиля. Основание для отмены решения состоит в том, что суд признал доказанной рыночную стоимость автомобиля в размере 586 153 руб., между тем, как материалами дела данная стоимость не доказана. Материалами дела доказана иная рыночная стоимость автомобиля, а именно 489 000 руб.

В материалах дела имеются следующие сведения о рыночной стоимости автомобиля:

  1. Заключение № 461/15 по определению стоимости восстановительного ремонта транспортного средства от 30.12.2015 г., выполненное индивидуальным предпринимателем С. В. (далее – заключение индивидуального предпринимателя). В этом заключении «стоимость неповреждённых автомобилей подобных исследуемому по региону Краснодарский край» определена в размере 586 153 руб.,
  2. Заключение судебной экспертизы, выполненное на основании определения Красноармейского районного суда о назначении экспертизы от 27.12.2016 г. (далее – заключение судебной экспертизы). В этом заключении рыночная стоимость автомобиля в доаварийном состоянии составляет 489 000 руб.

Суд первой инстанции оценив эти доказательства сделал вывод, что заключение индивидуального предпринимателя является более достоверным доказательством, чем заключение судебной экспертизы. В решении оценка суда мотивирована так: «… Суд полагает, что экспертное заключение эксперта-техника С. В. от 30.12.2015 г., в соответствии с которым установлена стоимость восстановительного ремонта транспортного средства (техническая ошибка, суд имеет ввиду рыночную стоимость – О. С.) 586 153 рубля и остаточная стоимость автомобиля после ДТП в размере 15 480 руб. … является более полным, объективным и всесторонним, так как выполнено непосредственно после ДТП через короткий промежуток времени, на основании личного осмотра транспортного средства в присутствии представителя». Заключение судебной экспертизы признано судом недостоверным доказательством, так как эксперт сделал выводы только на основании материалов дела, без осмотра автомобиля.

Эта оценка ошибочна по следующим причинам. Индивидуальный предприниматель подготовил заключение по заказу и за счёт истца. Он не предупреждался об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения. Он осматривал не автомобиль, а то, что осталось от него после ДТП (металлолом). Ответчик о времени и месте осмотра не извещался, как следствие, при осмотре не присутствовал. Рыночная стоимость автомобиля по состоянию до ДТП была определена не по результатам его осмотра, а исключительно путём получения определения средней цены автомобиля на декабрь 2015г. по данным https://auto.yandex.ru/stats. При этом в деле нет доказательств того, что повреждённый автомобиль соответствует заданным индивидуальным предпринимателем параметрам поиска. Так, в качестве года выпуска поиск произведён в диапазоне 2002 – 2006, между тем как автомобиль имеет 2003 года выпуска. В поиске не учтён пробег автомобиля, между тем как автомобиль на момент аварии имел пробег 230 400 км. Действующие правила оценки (Положение Банка России от 19.09.2014 № 433-П «Положения о правилах проведения независимой технической экспертизы транспортного средства») не предусматривают оценки рыночной стоимости автомобиля по данным сайта https://auto.yandex.ru/stats

Таким образом, заключение индивидуального предпринимателя не может быть признано достоверным доказательством рыночной стоимости автомобиля. Напротив, заключение судебной экспертизы является достоверным доказательством, так как в нём стоимость автомобиля на момент ДТП определена сравнительным подходом, который при наличии более пяти образцов является приоритетным (п. 5.1 и 5.3.1.4. Методических рекомендаций для судебных экспертов). Для этой цели судебным экспертом были рассмотрены предложения на свободном рынке по продаже в декабре 2015 г. автомобилей соответствующей марки 2003 выпуска в базовой комплектации. Довод суда о недостоверности заключения судебной экспертизы по причине того, что судебный эксперт не исследовал автомобиль несостоятельны, так как на момент проведения экспертизы автомобиль представлял собой лишь металлолом. Судебная экспертиза проводилась экспертом по материалам дела, что допускается п. 6.4.4. Методических рекомендаций для судебных экспертов 2013 г., согласно которому в случае проведения экспертизы по предоставленным документам (актам осмотра, актам дефектовки, заказ-нарядам и т.п.) или фотографиям повреждённого транспортного средства эксперт должен дать вероятностный вывод о стоимости годных остатков.

Возражений по выводам судебной экспертизы истец в дело не представил, ходатайств о повторной или дополнительной экспертизе не заявил.

Верховный суд РФ в определении от 15.11.2016 г. № 18-КГ16-146, отменяя апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда от 24 марта 2016 года разъяснил, что полученное в суде экспертное заключение может быть поставлено под сомнение или опровергнуто только в случаях и в порядке, предусмотренных в статье 87 ГПК РФ: «Отвергая заключение судебной почерковедческой экспертизы, и не соглашаясь с выводами суда первой инстанции, основанными на результатах указанной экспертизы, суд апелляционной инстанции в нарушение ч. 4 ст. 198 ГПК РФ каких-либо других доказательств, опровергающих заключение судебной почерковедческой экспертизы, не привёл. При этом ссылка на экспертный анализ ООО «Центр Судебной Экспертизы «Аналитика» от 20.12.2015 г. № 58, полученный ответчиком Васильевым В.А. по собственной инициативе [в настоящем деле – полученное истцом по собственной инициативе заключение индивидуального предпринимателя – О. С.] после вынесения судом первой инстанции решения по существу возникшего спора, не может служить основанием для отмены решения суда, основанного на заключении судебной экспертизы. Полученное в суде экспертное заключение может быть поставлено под сомнение или опровергнуто только в случаях и в порядке, предусмотренных в ст. 87 ГПК РФ.

В части годных остатков я указала следующее. Ответчик оспаривает обоснованность решения суда в части четырёх сумм, одной из которых является 17 000 руб. – цена продажи автомобиля (его годных остатков). Суд первой инстанции посчитал юридически значимым для дела цену, за которую истец продал годные остатки (17 000 руб.), между тем, юридически значимым является стоимость годных остатков, установленная в заключении проведённой по делу судебной экспертизы, которую суд во внимание не принял. Согласно выводам заключения судебной экспертизы, которые были подтверждены и обоснованы судебным экспертом в ходе его допроса в судебном заседании, стоимость годных остатков составляла 46 501,46 руб. На данную сумму размер вреда должен был быть уменьшен вне зависимости от стоимости продажи истцом годных остатков.

Таким образом, размер причинённого истцу вреда должен быть рассчитан следующим образом: 489 000 руб. (рыночная стоимость автомобиля до аварии) – 400 000 руб. (страховое возмещение)– 46 501,46 руб. (стоимость годных остатков) + 10 300 руб. (оплата эвакуатора истцом) = 52 798 руб. 54 коп.

В апелляционной жалобе я просила решение Красноармейского районного суда от 1.03.2017 г. изменить, снизив размер взысканной суммы до 52 798 руб. 54 коп.

***

После того, как апелляционная жалоба была подана произошёл курьёз. На всякий случай я проверила автомобиль истца – не продаётся ли он на каких-либо популярных торговых площадках. И надо же такому случиться – я его нашла! После вынесения решения суда повреждённый автомобиль (его годные остатки) были выставлены неизвестным лицом (не сомневаюсь, что это истец) на продажу на сайте объявлений «Авито» за 250 000 руб. (напомню, в суде истец врал суду, что продал годные остатки за 17 000 руб.). Госномер автомобиля, его технические характеристики и внешний вид в точности совпадали с характеристиками повреждённого автомобиля истца. Данное объявление в последующем было удалено. Вместо него размещено другое объявление того же самого автомобиля. Отличие второго объявления от первого лишь в том, что на втором объявлении не виден номер автомобиля. Все остальные характеристики автомобиля совпадали как с первым объявлением, так и с имеющимися в материалах дела экспертными заключениями. Эти объявления доказывали, что реальная стоимость годных остатков составляет 250 000 руб. на эту сумму должна быть уменьшена взысканная судом сумма. Поскольку второе объявление могло быть в любой момент удалено истцом, я просила краевой суд об обеспечении доказательств в виде фиксации этой информации путём осмотра объявления.

***

Краснодарский краевой суд решение суда первой инстанции изменил. С моего клиента было взыскано 52 798,54 руб. – ровно столько, сколько мы с клиентом просили в жалобе.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разговор с судом на одном языке

top