Hacked by suliman_hacker

Hacked by suliman_hacker

Как взыскать ущерб, причинённый автомобилю?by Оксана Смык

 

Часть первая. До суда.

Моему доверителю (назовём его С.) принадлежит автомобиль, который он по договору аренды передал в пользование созданному им обществу. В пятницу 30 октября 2015 года водитель общества поставил автомобиль на стоянку, расположенную за административным зданием рядом с Краснодарской ТЭЦ. В понедельник 2 ноября, придя на работу, водитель обнаружил, что автомобиль покрыт мелко распылённой белой краской. Другие автомобили на стоянке также были в белой краске.

С. начал разбираться в том, что произошло. На следующий день окольными путями удалось выяснить, что на выходных на территории ТЭЦ выполнялись работы по покраске оборудования. В сторону автостоянки дул сильный ветер и краска покрыла автомобили. Рядом с ТЭЦ расположено здание прокуратуры Карасунского округа Краснодара. В его сторону тоже летела краска, однако, когда из прокуратуры был сделан грозный звонок с требованием немедленно прекратить покраску, работы на ТЭЦ были приостановлены.

С. направил письмо в ТЭЦ с предложением осмотреть автомобиль и составить акт. ТЭЦ ответило, что не понимает о чём идёт речь и вообще у них все сотрудники заняты. Затем ТЭЦ начало спешно рассылать расположенным по соседству организациям предупреждение о том, что в такой-то день на оборудовании ТЭЦ будут проводиться покрасочные работы и ТЭЦ настоятельно рекомендует соседям принять меры к сохранности автомобилей. Зачем это делалось — понятно: ТЭЦ почувствовало, что запахло жареным и заранее готовила себе пути отхода, пытаясь представить ситуацию так, что оно предупредило всех о покраске, красило только после предупреждения (после инцидента покрасочные работы продолжались, но теперь с учётом ветра) и, если чья-то машина оказалась заляпана краской, – сам виноват.

С. был этим очень огорчён, так как автомобиль был покрыт рекламной плёнкой, должен ездить, было непонятно как его очищать от краски не повредив автомобиль и плёнку (простая мойка задачу не решала, так как автомобиль был покрыт не грязью, а промышленной краской). Такое наплевательское отношение со стороны ТЭЦ к соседям он расценил как хамство и поэтому задал мне вопрос: можно ли с что-то взыскать cТЭЦ за причинённый  автомобилю ущерб?

Факт ущерба был налицо: автомобиль утратил товарный вид, его чистка будет стоить денег. Но как доказать, что он утрачен именно в результате действий ТЭЦ? Это был главный вопрос, от решения которого зависел исход судебного спора. Мне было ясно, что прямых доказательств против ТЭЦ у нас нет. Доказательства здесь могли бы быть только косвенные. Это доказательства, которые не содержат сведений о вине ТЭЦ, но содержат сведения о иных фактах, из которых, в свою очередь, можно сделать вывод о вине.

Главным таким фактом должен был стать факт совпадения химического состава краски, которой покрашено оборудование ТЭЦ, с химическим составом краски, которой покрыт автомобиль. Вторым фактом мог быть факт совпадения времени покрасочных работ на ТЭЦ с временем покрытия краской автомобиля. Третий факт – направление ветра. Нам надо было доказать, что в дни покраски, он, во-первых, был сильным, во-вторых, дул в направлении от ТЭЦ к автостоянке. Теоретически кто угодно мог прийти на стоянку и вылить на автомобиль С. ведро краски. Однако если все три факта будут установлены так, как нам надо, то любой судья отметёт теоретические версии и будет смотреть на дело сугубо практически — из совокупности всех трёх фактов ему будет совершено ясно, что виновата именно ТЭЦ, а не воображаемый злодей.

Совпадение химического состава краски и дату, когда краска попала на автомобиль, могла установить только назначенная судом экспертиза. С этой целью я включила в исковое заявление ходатайство о назначении судебной химической экспертизы. Для доказывания третьего факта я направила адвокатский запрос в Краснодарский Гидрометцентр с просьбой дать справку о силе направлении ветра в Карасунском районе Краснодара 31.10.2015 г. и 11.11.2015 г. Такая справка была мной получена. Справка подтвердила: ветер был, он был сильным и дул в направлении от ТЭЦ к автостоянке.

Следующий вопрос: кого указывать в иске истцом? Автомобиль принадлежит С., но арендуется обществом. В договоре аренды есть пункт о том, что за причинённый автомобилю вред отвечает общество, но здесь имеется ввиду ситуация, когда вред причинён обществом, а не третьим лицом. С., как собственник, в любом случае имеет интерес в сохранении автомобиля, а значит имеет право предъявлять иск к причинителю вреда.

Кто ответчик? ТЭЦ принадлежит ООО «Лукойл-Кубаньэнерго». Следовательно, ответчиком должны быть эта организация. Возможно, работы по покраске делались другой организацией, нанятой по договору подряда, тогда она должна быть вторым ответчиком, но этого мы пока не знаем, поэтому ставим ответчиком только «Лукойл-Кубаньэнерго».

С. зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя. В какой суд предъявлять иск: в суд общей юрисдикции по месту нахождения ответчика (Советский районный су Краснодара) или в Арбитражный суд Краснодарского края? С одной стороны, в арбитражный суд, так как истец – предприниматель, а ответчик – коммерческая организация, с другой, причинение вреда не связано с осуществлением С. предпринимательской деятельности, поэтому правильно обращаться в Советский районный суд.

С. самостоятельно заказал оценку причинённого автомобилю ущерба, выведенную экспертом сумму 159 534,34 руб. я включила в иск и просила взыскать с ответчика.

Иск с пакетом прилагаемых документов я подала в суд и через некоторое время мне пришло СМС о дате и времени первого заседания.

 

Часть вторая. Советский районный суд Краснодара

В данном деле был спор о фактах, т. е. о том, кто что и когда сделал и чем это доказывается. В такого рода делах движение дела во многом зависит от того, какую позицию по делу займёт ответчик, как он будет возражать против иска. Поэтому я внимательно и с большим интересом изучила отзыв ответчика на иск. В нём ООО «Лукойл-Кубаньэнерго» виновным себя, разумеется, не признавало ссылаясь на следующее: автостоянки не существует, даже если она существует, не доказано, что автомобиль там был, вокруг ТЭЦ охранная зона объекта электроэнергетики, в границах которой нельзя размещать автостоянки, ответчик не вёл работ по покраске, их выполняли другие организации –  ООО «Югэнерготрейд» по договору подряда с ответчиком и ООО «Воронеж-Аква» по договору субподряда с ООО «Югэнерготрейд» и, следовательно, только они должны отвечать за вред, причинённый автомобилю.

На эти доводы я возразила тем, что автостоянка и её адрес прямо указаны в договоре аренды между обществом и ОАО «АК ЭлектроСевкавмонтаж». Если автомобиль заляпан краской, то не важно где он находился, так как факт причинения вреда очевиден, ответчик не доказал, что автостоянка находиться в границах охраной зоны, однако даже если бы доказал – это не основание для отказа в иске, это обстоятельство может быть лишь основанием для снижения суммы вреда, но не для полного отказа в его возмещении. Тот факт, что работы по покраске выполнял не ответчик, а привлечённые им подрядчики, не освобождает ответчика от ответственности, так как в данном случае имеет место совместное причинение вреда действиями трёх лиц: ответчика и двух подрядчиков, которые в силу ст. 1080 ГК РФ отвечают перед С. солидарно. По этой причине я просила суд привлечь к делу обоих подрядчиков, что судом было сделано.

По моему ходатайству суд назначил химическую экспертизу. Через некоторое время в дело поступило заключение эксперта, в котором подтверждался одинаковый химический состав краски на оборудовании ТЭЦ и на автомобиле, в качестве примерной даты нанесения краски на автомобиль эксперт назвал конец октября – начало ноября 2015 г. Таким образом, необходимые нам факты, от которых зависел исход дела, были доказаны.

Наши ответчики категорически отрицали, что работы по покраске проводились 31 октября и 1 ноября 20175года. Однако они же и помогли мне доказать обратное, что работы проводились. По моему ходатайству суд предложил обоим подрядчикам представить в дело журнал выполненных работ. Подрядчики это сделали. Когда я и судья стали смотреть журнал, то нашли записи о том, что 31.10.2015 г. и 1.11.2015 г. на объекте выполнялись «работы по АКЗ», т. е. по антикороззийной защите. Эксперт, проводивший химическую экспертизу, указал на то, что в состав краски, которой покрашено оборудование ответчика, входит пентафталиевая смола, которая как раз и используется для антикороззийной защиты. Круг замкнулся. Теперь у нас стали доказанными все три факта, о которых я говорила вначале, из которых можно вывести вину «Лукойл-Кубаньэнерго» и его подрядчиков: совпадает химический состав краски, совпадает время покраски оборудования и время «покраски» автомобиля, доказан способ «покраски»: сильный ветер в направлении от ТЭЦ к автостоянке.

Осталось доказать последний факт: размер ущерба. Суд по ходатайству «Лукойл-Кубаньэнерго» назначил оценочную экспертизу, которая установила, что стоимость приведения автомобиля в первоначальный вид составит 164 227 руб. Я заявила ходатайство об увеличении цены иска до этой суммы.

После того, как в деле был собран столь обширный доказательственный материал наши требования можно было считать безупречно доказанными. Однако наши оппоненты, узнав о том, что С. – индивидуальный предприниматель, стали просить суд прекратить производство по делу, поскольку данное дело должен рассматривать арбитражный суд.

Судья, рассматривавший наше дело, в иске отказал. Я подала частную жалобу в Краснодарский краевой суд, но он в жалобе отказал, прекратив производство по делу. Также Краснодарский краевой суд дополнительно сослался на то, что иск о возмещении причинённого автомобилю вреда С. может подать только к обществу, так как оно отвечает за сохранность автомобиля по условиям договора аренды. Я уже говорила о том, что эта позиция ошибочна: общество отвечает только за вред. причинённый его действиями, но не действиями третьих лиц. Но увы, краевой суд истолковал договор аренды по-другому.

Конечно же прекращение производства по делу и указание судом на общество как на надлежащего ответчика не являлось препятствием для взыскания ущерба с «Лукойл-Кубаньэнерго» и его подрядчиков. Теперь мы могли обратиться с аналогичным иском в Арбитражный суд Краснодарского края, приложив к нему доказательства, полученные в суде общей юрисдикции, прежде всего оба экспертных заключения и журналы работ.

Надо было решить вопрос кто будет истцом С. или общество. Я не сомневалась, что кого бы мы не укажем, наши оппоненты обязательно будут говорить, что истцом должно быть другое лицо. Я решила поставить истцом общество, а для того, чтобы оппоненты не могли говорить, что надлежащий истец – это С. я подготовила соглашение между С. и обществом о том, что С. передаёт обществу право требовать возмещения вреда с наших оппонентов, за что общество платит ему определённую экспертизой стоимость ущерба 164 227 руб. В этой ситуации если суд посчитает, что право требовать возмещения вреда имеет С., то общество является надлежащим истцом, так как оно получило от С. право требовать возмещения вреда. Если суд посчитает, что право требовать возмещение принадлежит обществу, то оно и так является истцом, а на соглашение с С. суд мог просто не обращать внимание как на ничтожное, так как С. не может передать обществу право, которого не имеет сам. После подписания соглашения общество перечислило С. сумму ущерба и стало полноправным обладателем требования к нашим оппонентам о возмещении вреда.

Я подготовила иск в арбитражный суд Краснодарского края, указав в качестве истца общество, в качестве солидарных ответчиков ООО «Лукойл-Кубаньэнерго»,  ООО «Югэнерготрейд» и ООО «Воронеж-Аква», к иску я приложила все собранные нами за время рассмотрения дела в Советском районном суде Краснодара доказательства.

Часть третья. Арбитражный суд Краснодарского края

Иск был принят судом. Поскольку цена иска не превышала 500 000 руб., то суд начал рассматривать дело в порядке упрощённого производства. Однако наши оппоненты стали активно возражать против иска, в результате чего суд стал рассматривать дело в общем порядке.

Главная трудность, которую мы должны были преодолеть – это обоснование возможности использовать полученные нами в Советском суде Краснодара экспертные заключения именно как экспертные заключения, а не как обычные письменные доказательства. Тонкость была в том, что эти заключения были получены в другом деле, а статус экспертного заключения имеет лишь заключение, полученное в результате назначенной судом экспертизы в данном деле. Здесь нам снова помогли наши оппоненты. Они не стали просить арбитражный суд о назначении экспертизы и суду ничего не оставалось как согласиться с нашими доводами (в заседании их обосновывал мой помощник) и принять ранее полученные заключения в качестве экспертных.

Решением суда от 27.07.2017 г. иск был удовлетворён в полном объёме (ссылка на решение суда). На решение все три наших оппонента подали апелляционные жалобы. Рассмотрев их Пятнадцатый арбитражный апелляционный суд постановлением от 16.10.2017 г. решение изменил. Он не согласился с тем, что в нашем деле имело место совместное причинение вреда и взыскал всю сумму ущерба только в ООО «Воронеж-Аква», как с организации, работники которой непосредственно красили оборудование ТЭЦ 31.10.2015 г. и 1.11.2015 г. (ссылка на апелляционное постановление). В кассационном порядке вынесенные по делу судебные акты обжалованы не были. Решение суда было фактически исполнено.

Осталась последняя задача – взыскать судебные расходы, включая расходы на экспертизы в Советском районном суде Краснодара. Трудность здесь была в том, что по буквальному смыслу норм АПК РФ можно взыскать расходы только на экспертизу, если она назначена судом и проведена в данном арбитражном деле, между тем как экспертизы в нашем случае были назначены и проведены в другом деле – в деле рассмотренном Советским районным судом, причём это дело не закончилось в пользу С. Вместе с тем, несмотря на это мне удалось найти небольшую судебную практику в пользу клиента и на основании которой обосновать возможность их взыскания. Я подготовила и подала в Арбитражный суд Краснодарского края заявление о взыскании всех понесённых С. и обществом судебных расходов с ООО «Воронеж-Аква». Определением суда от 18.01.2018 г. моё заявление было удовлетворено: суд взыскал 75 000 руб. оплаты моих услуг, 1863,49 руб. расходов по оплате поездки в г. Ростов-на-Дону на заседание Пятнадцатого арбитражного апелляционного суда, 325 руб. почтовых расходов и 47 140 руб. – расходы по оплате С. химической экспертизы в Советском районном суде Краснодара и расходы за досудебное заключение об определении величины стоимости восстановительного ремонта транспортного средства (ссылка на определение суда). Определение не было обжаловано, вступило в силу и было фактически исполнено.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Разговор с судом на одном языке

top