Hacked by suliman_hacker

Hacked by suliman_hacker

Category Archive for ‘Исполнительное производство’

Как взыскать с судебных приставов моральный вред (2)?by Оксана Смык

Эта история необычна тем, что ко мне, краснодарскому адвокату, обратилась женщина из Белгорода. По её словам, приставы длительное время не исполняют вынесенное в её пользу решение суда, потеряли исполнительное производство, она хочет взыскать с них убытки и компенсацию морального вреда. На мой вопрос не будет ли ей удобно найти для этой цели адвоката в Белгороде, она ответила, что местные адвокаты, к которым она обращалась, считают это дело безнадёжным и браться за него не хотят; она читала историю на моём сайте о том, как я помогала клиентам в подобной ситуации и просит меня о помощи. Я ни секунду не сомневаюсь, что в Белгороде есть высококвалифицированные адвокаты, которые могли бы ей помочь (возможно, она просто не там их искала), но, тем не менее, обратилась она именно ко мне. Я ответила, что если, изучив документы, приду к выводу о перспективах дела, то взяться могу, но только дистанционно. Моя собеседница с этим согласилась.

***

Из присланных мне документов ситуация была видна совершено вопиющая. Моя доверительница получила решение Октябрьского районного суда Белгорода от 6.11.2013 г., которым был расторгнут заключённый ею договор со строительной компанией «Белый город», также с последней взыскано в пользу моей доверительницы основной долг и санкции на общую сумму 327 207 руб. Через полтора месяца, после вступления решения в силу, возбуждено исполнительное производство. Прошло четыре месяца – от пристава никаких новостей. Моя доверительница подаёт жалобу в прокуратуру г. Белгорода на бездействие пристава. Через месяц (конец мая 2014 г.) приходит ответ: в адрес УФССП по Белгородской области и в адрес пристава прокурором вынесено представление. Проходит год и три месяца. Тишина. В конце августа 2015 года моя доверительница просит пристава дать ей ознакомиться с исполнительным производством. Пристав не ответил. Через месяц моя доверительница подаёт жалобу на пристава в ФССП по Белгородской области. Через две недели приходит удивительный ответ: оказывается, исполнительное производство из Белгорода предано в Самару (причина в ответе не названа). Моя доверительница пишет самарским приставам с просьбой дать информацию о том, что происходит с её исполнительным производством. Через месяц (на дворе уже ноябрь 2015 г.) она получает ответ: исполнительное производство к нам не поступало. Моя доверительница пишет жалобу в УФССП по Белгородской области с требованием выяснить где находится исполнительное производство и исполнить, наконец, решение суда. В феврале 2016 года пришел ответ: исполнительное производство передано в Самару, так как должник («Белый город») изменил своё местонахождение на Самару и переименовался в ООО «Машиксус». В ноябре 2016 года моя доверительница уже в третий раз подаёт жалобу в УФФСП по Белгородской области и второй раз в прокуратуру области с требованием найти исполнительное производство и исполнить решение суда. На обе жалобы приходят стандартные отписки о том, что исполнительное производство передано в Самару.

Итого: с момента возбуждения исполнительного производства прошло 3 года, за которые ни белгородскими ни самарскими приставами не было сделано ничего; должник, как выяснилось, ликвидирован, поэтому исполнительное производство должно быть прекращено.

По просьбе моей доверительницы я подготовила исковое заявление, в котором на основании ч. 2 ст. 119 Закона «Об исполнительном производстве», ст. ст. 1069, 1099, 1101 ГК РФ, пункта 11 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 31.05.2011 г. № 145 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел о возмещении вреда, причинённого государственными органами, органами местного самоуправления, а также их должностными лицами», пунктов 82 и 85 постановления Пленума ВС РФ от 17.11.2015 № 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства» просила взыскать за счёт казны Российской Федерации убытки в размере суммы, присуждённой по решению суда – 327 207 руб., а так же моральный вред в размере 50 000 руб. Поскольку убытки моей доверительнице были причинены совместными действиями Российской Федерации в лице Федеральной службы судебных приставов, Управления ФССП по Белгородской области и Управления ФССП по Самарской области, то все эти учреждения были указаны в иске в качестве солидарных ответчиков. Иск был подан в Октябрьский районный суд Белгорода и по месту нахождения одного из ответчиков и по месту жительства моей доверительницы.

В суде выяснилось, что самарские приставы всё-таки приняли исполнительное производство и даже пытались по нему что-то взыскать, но обнаружили, что у должника нет и изначально не было решительно никакого имущества, на которое можно было бы обратить взысканий. Увы, для нас это означало, что взыскать убытки нельзя, так как нет причиной связи между действиями приставов и невозможностью исполнения. Вместе с тем, суд признал, что приставы без законных на то оснований сильно заволокитили дело и по этой причине взыскал в пользу моей доверительницы моральный вред в размере 10 000 руб. – слабый утешительный приз, учитывая сумму убытков.

На это решение мы и приставы подали апелляционные жалобы. Белгородский областной суд, рассмотрев дело, решение оставил в силе.

Как взыскать убытки с судебных приставов?by Оксана Смык

Принято думать, что судебные решения не исполняются из-за того, что должники скрывают имущество и скрываются сами. Мой опыт говорит, что это не так. В большинстве случаев решения судов не исполняются из-за плохой работы судебных приставов-исполнителей. Каждый кто сталкивался с их волокитой и бездействием задавался вопросом: как на них можно эффективно повлиять, что бы они быстрее делали то, к чему обязаны Законом «Об исполнительном производстве», либо, если рычаги влияния уже исчерпаны, – можно ли их как-то наказать за их плохую работу?

Ранее я уже рассказывала о том, как мне удалось взыскать в пользу моей доверительницы компенсацию морального вреда с приставов которые почти пять лет не исполняли вынесенное в её пользу решение суда. Но в жизни бывают случаи, когда даже моральный вред вопроса не решает (например, когда возможность исполнения полностью утрачена из-за бездействия приставов) и требуются более радикальные меры, которые по сути заменяли бы собой само исполнение. Такой мерой является взыскание с приставов полного объёма убытков, причинённых неисполнением решения суда.

Ближайшим правовым основанием для их взыскания является статья 16 ГК РФ, согласно которой убытки, причинённые гражданину или юридическому лицу в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления или должностных лиц этих органов, подлежат возмещению Российской Федерацией, соответствующим субъектом Российской Федерации или муниципальным образованием. Сама по себе эта норма достаточно проста и понятна, а вот её использование на практики таит в себе немало трудностей. Я расскажу историю о том, как нам с моей доверительницей удалось их преодолеть и добиться реального взыскания убытков с судебных приставов.

Началось всё с того, что моя доверительница выиграла в Ленинском районном суде Краснодара дело по её иску к компании-застройщику, у которого она купила квартиру в Геленджике. С застройщика суд взыскал основной долг 324 797 руб., неустойку в размере 50 000 руб., компенсацию морального вреда в размере 15 000 рублей, расходы по оплате услуг представителя в размере 15 000 рублей, итого в общей сумме 404 797 руб. Также суд обязал застройщика устранить недостатки в квартире.

Моя доверительница получила исполнительный лист и отнесла его в Геленджикский отдел УФССП по Краснодарскому краю. Было возбуждено исполнительное производство, но почти полтора года единственное что делали постоянно меняющиеся приставы – это имитировали бурную деятельность по розыску имущества должника. За это время должник тихо ликвидировался и взять с него уже было нечего. Из материалов исполнительного производства было ясно видно, что если бы приставы своевременно совершили все необходимые исполнительные действия, то решение могло бы быть реально исполнено. Взыскивать в этой ситуации компенсацию морального вреда можно, но её сумма будет намного меньше суммы, взысканной судом и стоимости ремонта квартиры. Поэтому для моей доверительницы я подготовила исковое заявление, в котором изложила следующую правовую позицию.

***

Непринятие судебными приставами-исполнителями всех установленных Федеральным законом «Об исполнительном производстве» мер, которое подтверждается материалами самого исполнительного производства. Бездействие судебных приставов-исполнителей, выразившееся в непринятии всех установленных Законом «Об исполнительном производстве» мер к исполнению требований исполнительных документов истицы в установленный данным Законом срок (2 месяца) повлекло нарушение прав и законных интересов истицы как взыскателя.

Согласно п. 2 ст. 90 Закона «Об исполнительном производстве» вред, причиненный судебным приставом-исполнителем гражданам и организациям, подлежит возмещению в порядке, предусмотренном гражданским законодательством Российской Федерации.

Истицей заявлено требование о применении ответственности за вред, причиненный действиями должностных лиц государственных органов (судебными приставами-исполнителями), установленной ст. 1069 ГК РФ.

В данном случае такими действиями явились непринятие мер по розыску и аресту имущества должника, за счёт которого мог быть исполнен судебный акт о взыскании с него денежных средств, что сделало невозможным исполнение названного судебного акта.

В июне 2014 г. я обращалась с адвокатским запросом в ИФНС России по городу-курорту Геленджику с просьбой предоставить бухгалтерский баланс компании застройщика на 31.12.2012 г. Согласно этому балансу у должника имелась дебиторская задолженность в сумме 3 495 000 рублей, денежные средства 100 000 рублей и уставный капитал организации составлял 1 500 000 рублей.

Данная информация подтверждает то, что у должника имелось имущество, достаточное для исполнения решения Ленинского районного суда г. Краснодара от 01.10.2012 г., однако судебный пристав никаких мер, направленных на реальное исполнение судебного акта не предпринял. Им ни разу не запрашивалась данная информация из ИФНС России по г. Геленджику, он не затребовал ни у должника и у налоговой расшифровку уставного капитала, из чего складывается уставный капитал организации. Замечу, уставный капитал организации-должника составлял 1 500 000 рублей. Этих средств хватило, чтобы исполнить решение Ленинского районного суда г. Краснодара от 01.10.2012 г. в полном объёме.

Взыскание убытков с приставов соответствует Европейской Конвенции «О защите прав человека и основных свобод» (далее — Конвенция), а также основным подходам к применению этой Конвенции, выработанным Европейским судом по правам человека. Эта Конвенция ратифицирована Российской Федерации в Федеральном законе от 30.03.1998 г. и выполнение её положений российскими судами обязательно в силу ст. 11 ГПК РФ. Принятие во внимание положений Конвенции при осуществлении правосудия в арбитражных судах Российской Федерации также рекомендовано Пленумом Верховного суда РФ в постановлении Пленума ВС РФ от 27.06.2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 04.11.1950 г. и протоколов к ней».

В частности, в ст. 1 Протокола 1 к Конвенции указано, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности. Никто не может быть лишён своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права. Предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов.

Присуждение такому лицу суммы долга по судебному решению, окончательному, общеобязательному и подлежащему исполнению, согласно выработанными Европейским судом прецедентам, может рассматриваться как «имущество» по смыслу ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Соответственно, принятие судебного решения о взыскании денежной суммы обеспечивает лицо, в пользу которого это решение принято, требованиями, которые могут быть юридически реализованы, а не просто общим правом на получение помощи со стороны государства. При этом, возможность юридической реализации судебного решения (его принудительного исполнения) может быть обеспечено только посредством исполнительного производства, осуществляемого службой судебных приставов. Таким образом, владение лица, в пользу которого принято судебное решение, своей собственностью (присуждённой денежной суммой) зависит от осуществления широких полномочий органов государственной власти. Принцип того, что права, гарантируемые Конвенцией, должны быть эффективными, требует, чтобы система, в которой выгодоприобретатель по судебному решению полагался на исполнительное производство, осуществляемое государственным органом, влекла за собой ответственность государства в отношении эффективности функционирования его органов. Иными словами, такая система должна включать в себя «законные ожидания», также защищаемые ст. 1 Протокола № 1 к Конвенции.

На основании этого Европейским судом сформулирован прецедент, согласно которому «имущество» по смыслу статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции также может представлять собой не только материальную сумму, но и также законное ожидание того, что служба судебных приставов будет осуществлять свои полномочия по исполнению судебного решения.

Таким образом, исходя из приведённых выше прецедентов, выработанных Европейским судом при применении Конвенции, денежная сумма в размере 404 797 рублей, присуждённая истице по настоящему делу решением Ленинского районного суда г. Краснодара, является имуществом истицы, её законным ожиданием того, что орган принудительного исполнения исполнит требования судебного акта.

Поскольку должностным лицом государственного органа принудительного исполнения присуждённая истцу как взыскателю денежная сумма не взыскана в результате незаконного бездействия этого должностного лица, и на дату рассмотрения настоящего иска возможность удовлетворения требований истицы утрачена — должник прекратил деятельность — законное ожидание взыскателя от принятого в её пользу судебного акта о взыскании в его пользу денежной суммы не реализовано и взыскатель утратил возможность получить эту присуждённую судом денежную сумму с должника.

Соответственно, этот ущерб, причинённый взыскателю должностным лицом государственного органа на основании статьи 1069 Гражданского кодекса Российской Федерации должно возместить государство за счёт средств казны Российской Федерации.

При этом Российская Федерация, возместившая причинённый судебным приставом-исполнителем вред и тем самым частично исполнившая обязательство должника, не лишена возможности потребовать от неосновательно обогатившегося за счёт её казны должника возврата соответствующей суммы.

На основании изложенных доводов необходимо признать доказанность причинения незаконным бездействием судебными приставами ущерба истице как взыскателю по исполнительным документам, утратившему возможность получить взысканные судом в её пользу денежные средства с должника, а также о доказанности размера этого ущерба и причинно-следственной связи между незаконным бездействием должностных службы судебных приставов и причинённым этим бездействием истице ущербом.

В ч. 1 ст. 15 ГК РФ предусмотрено, что лицо, право которого нарушено, может требовать полного возмещения причинённых ему убытков, если законом или договором не предусмотрено возмещение убытков в меньшем размере.

Незаконным бездействием судебных приставов –исполнителей истице были причинены убытки в сумме, превышающей 400 000 рублей.

***

Октябрьский районный суд Краснодара в иске отказал.

Краснодарский краевой суд решение отменил, иск моей доверительницы удовлетворил в полном объёме. Краевой суд признал незаконным бездействия судебных приставов-исполнителей Геленджикского городского отдела УФСП по Краснодарскому краю и взыскал за счёт средств казны Российской Федерации в пользу моей доверительницы 465 797 рублей убытков, причинённых бездействием судебных приставов-исполнителей.

Как взыскать с судебных приставов моральный вред?by Оксана Смык

Моя доверительница живёт в квартире, которая располагается на втором этаже многоквартирного дома. В 2009 году один ловкий коммерсант устроил на первом этаже аптеку, козырёк над входом которой был устроен как раз под окном её квартиры, но устроен так, что он мешал ей: невозможно вывесить бельё, закрывал солнце, на козырьке скапливался мусор. В том же году моя доверительница с помощью другого адвоката обратилась в мировой суд с иском, в котором потребовала привести козырёк в соответствие с действующими градостроительными и жилищными правилами. Суд этот относительно не сложный иск быстро удовлетворил. Решение не было обжаловано и вступило в силу. Через некоторое время обнаружилось, что приставы по причинам, о которых можно только догадываться, упорно не хотят это решение исполнять.

Сначала судебные приставы несколько раз обращались в суд с ходатайствами о разъяснении порядка исполнения решения. Однако несмотря на терпеливо даваемые судом разъяснения по исполнительному производству всё равно ничего не делалось. Затем исполнительное производство много раз без разумных на то причин передавалось от одного пристава к другому, затем по разным основаниям прекращалось, после чего по жалобам моей доверительницы и по представлениям прокурора (!) снова возобновлялось. Моя доверительница несколько раз подавала жалобы на бездействие приставав как в порядке подчинённости старшему судебному приставу и в Управление Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю, так и в суд. Жалобы в порядке подчинённости традиционно ничего не дали. А вот суд несколько раз признавал действия приставов незаконными. Причём в отличие от традиционных решений по таким жалобам, в которых просто констатируется, что действия приставов незаконны и на них возлагается совершение тех или иных действий, в случае моей доверительницы Краснодарский краевой суд счёл возможным дать очень жёсткие оценки работе приставов Прикубанского округа г. Краснодара. Мне кажется уместными привести полную цитату:

«Учитывая вышеизложенное, судебная коллегия приходит к выводу о допущенной волоките при исполнении судебных решений, существенном нарушении прав и законных интересов взыскателя, о ненадлежащем отношении судебного пристава-исполнителя ОССП по Прикубанскому округу г. Краснодара … к исполнению возложенных на него обязанностей и отсутствии должного контроля со стороны старшего судебного пристава отдела за деятельностью своих подчинённых».

Тем не менее, даже несмотря на всё это решение, по-прежнему уже в течение более 4,5 лет, не исполнялось. В этот момент моя доверительница обратилась ко мне за добрым советом: что делать, чтобы заставить приставов исполнять решение?

Первым делом я подготовила очередную разгромную жалобу в Управление Федеральной службы судебных приставов по Краснодарскому краю, но мы с доверительницей отлично понимали, что это едва ли сильно продвинет дело. Поэтому у нас обоих одновременно возник вполне естественный вопрос: а нельзя ли каким-то образом наказать приставов рублём? Но в какой форме должно быть такое взыскание?

Гражданский кодекс в статье 16 прямо разрешает взыскивать с органов государственной власти убытки, причинённые их незаконным бездействием. Однако для того, чтобы это сделать в суде необходимо доказать сам факт убытков, их размер и причинно-следственную связь между бездействием приставов. В случае моей доверительницы доказывать эти обстоятельства было нечем.

Другой вид денежного взыскания — компенсация морального вреда. В отличие от убытков здесь нет трудностей с доказыванием. По некоторым категориям дел, например, по делам о защите прав потребителей, Верховный суд РФ ориентирует суды на то, что в случае нарушения права гражданина моральный вред предполагается. Однако здесь возникают серьёзные трудности в поиске подходящего правового обоснования. Исходя из простого здравого смысла совершенно очевидно, что если гражданин получил решение суда и это решение по вине приставов долгое время не исполняется, то гражданин испытывает от этого определённые страдания и неудобства. Тонкость здесь в том, что по Гражданскому кодексу далеко не всякие страдания подлежат компенсации. По ст. 150 и 151 ГК РФ моральный вред возмещается только в случае нарушения так называемых «личных неимущественных прав» или посягательств на «принадлежащие гражданину нематериальные блага». К ним относятся жизнь и здоровье, достоинство личности, личная неприкосновенность, честь и доброе имя, деловая репутация, неприкосновенность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобода выбора места пребывания и жительства, имя гражданина, авторство и ряд других. В случае нарушения имущественных прав, моральный вред компенсируется только в случаях, прямо указанных в законе.

Какое право моей доверительницы нарушено приставами? Право на деятельность государства в лице приставов, по исполнению судебного акта. Данное право по своей природе не является ни личным неимущественным правом, ни нематериальным благом, ни имущественным правом, оно вообще не является правом гражданским. Это право является по своей природе публичным. В случае нарушения таких прав закон компенсации морального вреда прямо не предусматривает. Как быть?

Мне было известно, что ещё в 90-е годы прошлого века Европейский суд по правам человека признал за португальской компанией «Коммингерсоль» право на возмещение неимущественного вреда, причинённому ей действиями государства, нарушившего сугубо имущественные права этой компании (там было дело связанное с векселями, в подробности сейчас вдаваться не буду). Затем мне удалось найти свежую судебную практику арбитражных судов по делу, в котором одна компания выиграла дело в арбитражном суде Москвы: ей удалось взыскать с Российской Федерации 70 000 руб. компенсации за длительное неисполнение судебного акта.

В результате мною для клиента была сформулирована следующая правовая позиция:

«Согласно ч. 2 ст. 13 ГПК РФ вступившие в законную силу судебные постановления являются обязательными для всех без исключения органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, должностных лиц, граждан, организаций и подлежат неукоснительному исполнению на всей территории Российской Федерации.

В соответствии с ч. 1 ст. 36 ФЗ «Об исполнительном производстве» содержащиеся в исполнительном документе требования должны быть исполнены судебным приставом-исполнителем в двухмесячный срок со дня возбуждения исполнительного производства.

Между тем, в установленный законом срок Отделом Службы судебных приставов …не было принято законных, полных и достаточных мер к выполнению исполнительных действий, истица не извещалась о мерах, направленных на исполнение судебного акта, результатах и причинах невозможности исполнения судебного акта в установленный срок.

Решение суда со дня возбуждения исполнительного производства не исполняется уже более 5 лет. Всё это время истица находилась в состоянии неопределённости относительно исполнения судебного акта. Тот факт, что исполнительное производство по делу длилось сверх разумного срока, причинил истице неудобство и длительную неясность.

Незаконным бездействие судебных приставов исполнителей истице причинены нравственные страдания, связанные с длительным отсутствием у неё результата в виде фактически исполненного вынесенного в её пользу решения суда.  В данной связи, логично предположить, что истица находилась в состоянии неопределённости, что оправдывает присуждение компенсации морального вреда.

Согласно ст. 1069 ГК РФ вред, причинённый гражданину в результате незаконных действий (бездействия) государственных органов либо должностных лиц этих органов подлежит возмещению. Вред возмещается за счёт соответственно казны Российской Федерации, казны субъекта Российской Федерации или казны муниципального образования».

Дополнительно к изложенным правовым нормам я просила суд принять во внимание судебную практику арбитражных судов, допускающую взыскание за счёт федерального бюджета компенсацию морального вреда за длительное неисполнение приставами судебного акта. В подтверждение существования этой практики к исковому заявлению были приложены распечатки постановления ФАС Московского округа от 27.01.2014 г. № А40-131505/12-46-244 и определение Высшего арбитражного суда РФ от 28.04.2014 г. № ВАС-4511/14.

В исковом заявлении моральный вред моей доверительницы мы оценили в 100 000 руб. В качестве ответчика у нас выступала Российская Федерация в лице Управления Федерального казначейства по Краснодарскому краю. Иск был подан по месту нахождения ответчика в Первомайский районный суд Краснодара.

В судебном заседании представитель казначейства активно давила на то, что мы не доказали сам факт вреда, вину казначейства и никак не обосновали размер компенсации. Однако суд нашу позицию посчитал более убедительной. Решением суда иск моей доверительницы был удовлетворён частично — с Российской Федерации в её пользу была взыскана компенсация морального вреда в размере 50 000 руб. Краснодарский краевой суд решение Первомайского суда оставил в силе.

Искренне надеюсь, что теперь, после того, как мы наказали приставов рублём, решение суда по козырьку всё-таки будет исполнено.

Как заставить пристава исполнить решение суда?by Оксана Смык

16.07.2013 г. мировой суд судебного участка № 51 Прикубанского внутригородского округа г. Краснодара вынес определение, которым указал на частичное исполнение ранее принятого судом решения от 11.06.2009 г. и дал разъяснение судебному приставу в части исполнения судебного акта. Названное определение было вынесено судом в связи с рассмотрением заявления судебного пристава-исполнителя о разъяснении положений исполнительного документа, способа и порядка его исполнения. Мой клиент Р. не согласилась с определением мирового суда и подала на него частную жалобу.

В интересах клиента были подготовлены дополнения к частной жалобе на определение суда. В дополнениях к частной жалобе мною были отражены следующие доводы:

  1. Решение суда от 11.06.2009 г. до настоящего времени не исполнено в полном объёме. Судебными приставами-исполнителями не осуществляется надлежащих мер по исполнению решения суда. Судебные приставы всячески волокитят исполнение требований исполнительного листа.
  1. Определением от 16.07.2013 г. мировой суд судебного участка № 51 определил вопросы, которые выходят за пределы требований, заявленных судебным приставом. В данном деле не рассматривались исковые требования моего клиента по существу вопроса, предметом исследования было заявление судебного пристава о разъяснениях исполнения судебного акта.
  1. Суд вынес определение на основании заключения экспертизы, к которой стоит относиться критически. В материалах дела имеется три экспертизы. Две из них указывают на неисполнение решения суда от 11.06.2009 г. в полном объёме и обращают внимание на то, какие именно нарушения были допущены должником Д. в ходе перепланировки помещения. Третья экспертиза отмечает исполнение решения суда от 11.06.2009 г. в полном объёме. Согласно ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Однако из содержания Определения суда от 16.07.2013 г. видно, что суд сделал предпочтение в сторону заключения ООО «Н..», выполненному экспертом Г. К данному заключению стоит относиться критически. Данный документ нельзя назвать заключением. На основании ч. 2 ст.86 ГПК РФ заключение эксперта должно содержать подробное описание проведённого исследования, сделанные в результате его выводы и ответы на поставленные судом вопросы. В нарушение данной нормы заключение эксперта Г. не содержит подробное описание проведённого исследования и сделанные в результате его выводы, а только указывает ответы на поставленные вопросы. Заключение ООО «Н…» выполнено с многочисленными нарушениями Федерального закона № 73-ФЗ от 31.05.2001 г. «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ». В связи с этим в заключении эксперта Г. имеются сомнения в правильности и достоверности. Соответственно, оно не может рассматриваться в качестве допустимого доказательства.

19.11.2013 г. Апелляционным определением Прикубанского районного суда г. Краснодара была удовлетворена частная жалоба моего клиента Р. Определение мирового суда от 16.07.2013 г. было отменено. Суд апелляционной инстанции признал, что на основе выводов экспертов решение суда от 11.06.2009 г. не исполнено в полном объёме. Также суд разъяснил судебному приставу исполнителю каким образом необходимо исполнять решение от 11.06.2009 г. Определение суда апелляционной инстанции от 19.11.2013 г. теперь поможет моему клиенту Р. в спорах с судебными приставами, которые уже более четырёх лет не принимают реальных действий по исполнению судебного решения от 11.06.2009 г.

Разговор с судом на одном языке

top